Зарегистрироваться Войти через вк

Обломов с вечера, по обыкновению, прислушивался к биению своего сердца, потом о…

Сложность:
Среднее время решения: 27 сек.

Обломов с вечера, по обыкновению, прислушивался к биению своего сердца, потом ощупывал его руками, поверил, увеличилась ли отверделость там, наконец, углубился в анализ своего счастья, и вдруг попал в каплю горечи и отравился.

Отрава подействовала сильно и быстро. Он пробежал мысленно всю свою жизнь: в сотый раз раскаяние и позднее сожаление о минувшем подступило к сердцу. Он представил себе, что б он был теперь, если б шёл бодро вперёд, как бы жил полнее и многостороннее, если б был деятелен, и перешёл к вопросу, что он теперь и как могла, как может полюбить его Ольга, и за что?

«Не ошибка ли это?» — вдруг мелькнуло у него в уме, как молния, и молния эта попала в самое сердце и разбила его. Он застонал. «Ошибка! да… вот что!» — ворочалось у него в голове.

«Люблю, люблю, люблю», — раздалось вдруг опять в памяти, и сердце начинало согреваться, но вдруг опять похолодело. И это троекратное «люблю» Ольги — что это? Обман её глаз, лукавый шёпот ещё праздного сердца; не любовь, а только предчувствие любви!

(И. А. Гончаров. «Обломов»)

К какому роду литературы относится произведение И. А. Гончарова «Обломов»?

Объект авторского права ООО «Легион»

Посмотреть решение

Вместе с этой задачей также решают:

XLIX

Кто б ни был ты, о мой читатель,
Друг, недруг, я хочу с тобой
Расстаться нынче как приятель.
Прости. Чего бы ты за мной
Здесь ни искал в строфах небрежных,
Воспомин…

Захару было за пятьдесят лет. Он был уже не прямой потомок тех русских Калебов, рыцарей лакейской, без страха и упрёка, исполненных преданности к господам до самозабвения, которые …

Задом ватных брюк, везде уже пересидевших, Шухов пристроился на край деревянной формы, а спиной в стенку упёрся. И когда он отклонился — натянулись его бушлат и телогрейка, и левой…

Донец говорит: «О князь Игорь!
Немало тебе величия, а Кончаку нелюбия,
а Русской земле веселия».
Игорь говорит:
«О Донец! Немало тебе величия,
лелеявшему князя на волнах,…