Зарегистрироваться Войти через вк

Проявления «застоя» в общественно-политической жизни. Диссидентское движение

«Застой» как проявление кризиса советской экономической модели развития

Приход к власти Л. Брежнева. Косыгинские реформы

В результате смены партийного и государственного руководства в 1964 г. во главе Советского государства оказался Л. Брежнев. Он был представителем постсталинской генерации советских руководителей, которые стали выходить на ведущие роли уже после ХХ съезда партии. Будучи уроженцем Днепропетровщины, Л. Брежнев в 1939 г. стал секретарём Днепропетровского обкома КП(б)У. В период ВОВ занимал должности начальника политотдела 8‑й армии и политуправления 4-го Украинского фронта. После войны возглавлял Запорожский и Днепропетровский обкомы партии, а с 1950 г. стал первым секретарём ЦК Компартии Молдавии. С 1957 г. — член, а с 1960 г. — Глава Президиума Верховного Совета СССР.

Большая часть времени пребывания Л. Брежнева на посту главы государства (1964–1982) отличалась замедлением темпов экономического развития страны, стагнацией во многих сферах общественной жизни, ростом коррупции и теневой экономики. Всё это стало свидетельством глубокого кризиса советской модели развития. Исключение — первые пять лет его пребывания у власти.

VIII пятилетка 1965–1970 гг., которую ещё называют «золотой», прошла под знаком реформационной деятельности тогдашнего председателя Совета министров А. Косыгина. Косыгинские реформы — реформы системы планирования и управления экономикой. Они оказались наиболее масштабной за все послевоенные годы попыткой преобразований в экономике соответственно с духом времени, которая одновременно проводилась в нескольких отраслях: сельском хозяйстве, промышленности, строительстве. Реформы характеризовались использованием экономических методов управления. Расширялась хозяйственная самостоятельность предприятий, возрастала роль материального стимулирования трудящихся. Их осуществление должно было способствовать преодолению диспропорциональности в развитии разных отраслей экономики, уменьшить их затратность.

Благодаря реализации косыгинских реформ произошло сокращение плановых показателей; на предприятиях создавались фонды материального стимулирования; независимо от прибыли вводилась твёрдая оплата за использование предприятием производственных фондов; промышленное строительство стало финансироваться за счёт кредитов, а не дотаций; запрещалось менять планы без согласования с руководством предприятий; были расформированы совнархозы и восстановлена отраслевая система управления; повысились закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию; произошло перераспределение части национального дохода в пользу аграрного сектора.

Первые результаты реформ обнадёживали: в течение «золотой пятилетки» ежегодный рост производительности труда в среднем на 6,5% превышал показатели 1-й половины 1960-х гг., в 1,5 раза увеличились фонды оплаты труда; за 1966–1970 гг. государственные закупки зерна выросли почти на треть, по сравнению с годами предыдущей пятилетки. В результате этих мер оживилось сельскохозяйственное производство, улучшилось обеспечение городов продовольственными товарами, практически все показатели пятилетки были выполнены в полном объёме.

Экономическая стагнация. Прогрессивные методы хозяйствования, использовавшиеся в годы косыгинских реформ, дали положительную динамику. Однако с начала 1970‑х гг. темпы реформ в хозяйственной сфере стали падать. Основная причина состояла в том, что реформирование не было направлено на системное изменение старого хозяйственного механизма управления экономикой. Оно только несколько видоизменяло распределение функций между центральными и низовыми звеньями при неизменности сути командно-административной системы. Руководство страны попыталось выйти из создавшейся ситуации путём увеличения количества отраслевых министерств и ведомств, что только усугубляло кризисные явления.

Ещё в реформе 1965 г. произошло совмещение двух опасных для страны тенденций: курса на максимизацию прибыли и принципа затратного хозяйствования. В результате советская экономика оказалась в состоянии затяжного кризиса. Продолжались межотраслевые соревнования, предприятиями выполнялись и перевыполнялись плановые показатели, а в отчёты всё чаще попадала непроизведённая стоимость, за которую работники регулярно получали зарплаты и премии. Произошёл запуск инфляционных механизмов. Объём денежной массы перестал соответствовать своему товарному обеспечению. Обесценивание рубля усугублялось несовершенной ценовой политикой: рост стоимости предметов роскоши и высококачественных товаров негативно сказывался на его состоянии, делая всё менее весомым. Это привело к тому, что со временем советские деньги уже не воспринимались как реальная мера стоимости. Его значение сводилось к использованию в качестве средства платежа-обращения и накопления, которое стало их первостепенной функцией: с 1970 до 1985 г. объём денежных вложений населения в сберкассы возрос в 6,5 раз, всё больше накапливалось неотоваренных денег и на счетах предприятий.

Затратная энергоёмкая экономика затрудняла переход от индустриального к постиндустриальному обществу, в котором ставка делалась на компьютеризацию и развитие информационных технологий. К концу 1970‑х гг. отставание в этих компонентах от ведущих стран Запада стало очень ощутимым. Денежные доходы граждан росли быстрее, чем производство товаров широкого потребления, рос дефицит, снижались темпы жилищного строительства, ухудшалась экологическая обстановка (отравление отходами бумажных комбинатов озера Байкал, гибель Аральского моря). Возобновление масштабного строительства Байкало-Амурской магистрали (БАМ) породило массу социальных проблем, продолжала отставать в темпах развития нечернозёмная зона РСФСР. Серьёзные проблемы экономика испытывала из-за продолжавшейся гонки вооружений. Разрастание военно-промышленного комплекса подрывало положение других отраслей промышленности, приводя к их стагнации. В 1981–1985 гг. наблюдалось падение среднегодовых темпов увеличения национального дохода до 3,5%, тогда как в годы 8-й пятилетки этот показатель составлял 7,7%. Такая же тенденция наблюдалась и относительно темпов роста производительности труда — 3% против 6,8%.

Отсутствие материальных стимулов и личной заинтересованности колхозников в результатах своего труда обусловило кризис аграрного сектора. Многомиллиардные государственные инвестиции (за 1966–1980 гг. сельское хозяйство получило почти 400 млрд рублей) не могли изменить ситуации и уже вначале 1980-х гг. большинство колхозов и совхозов было признано нерентабельными. С 1964 по 1988 гг. на 22 млн га сократилась освоенная пашня, при этом потери сельхозпродукции при сборе урожая колебались от 20 до 40%. Недостаточное развитие социальной инфраструктуры в сельской местности заставляло крестьян переселяться в города. Стагнация сельского хозяйства заставляла государство идти на экономические эксперименты. Так, в 1970-х гг. повсеместно создавались агропромышленные объединения, что, впрочем, себя не оправдало. В стране существовала продовольственная проблема, приходилось расширять импорт сельскохозяйственной продукции. Стала расти социальная дифференциация, основанная не на трудовых показателях, а на степени доступа к дефицитным товарам и незаслуженным привилегиям.

Всё это государство пыталось нивелировать за счёт масштабной продажи нефтепродуктов и других энергоресурсов. Анализ статистических данных свидетельствует, что, если в 1965 г. СССР экспортировал 75,7 млн т. нефти и нефтепродуктов, то в 1985 г. — 193,5 млн т. Это стало возможным благодаря разработке новых месторождений в Западной Сибири. Около 40% экспортируемой нефти продавалось за свободно конвертируемую валюту. Так, если в 1965 г. советский бюджет от продажи нефти получил 670 млн долларов, то к 1985 г. этот показатель вырос в 19,2 раза, составив колоссальную сумму, равную почти 13 млрд долларов. Помимо «чёрного золота», важной статьей экспорта ресурсов был природный газ.

Получение «нефтедолларов» некоторое время позволяло поддерживать видимость благополучия и стабильности. Уровень жизни советских граждан медленно повышался до середины 1970-х гг., после чего сохранялся достаточно высоким ещё более пяти лет. Однако к концу периода «застоя» стала очевидной иллюзорность утверждений о превосходстве социалистической модели развития над капиталистической и нереальность построения коммунистического общества в СССР.

Несомненно, даже в эти годы у СССР были определённые успехи. Продолжалось освоение космоса (международный проект «Союз» — «Аполлон», серия орбитальных станций «Салют»), завершено строительство магистрального газопровода «Союз» (Оренбург — западные границы СССР), введена в эксплуатацию самая большая в мире термоядерная установка Токамак Т-10. На воду спущено не имеющее мировых аналогов научно-исследовательское судно «Юрий Гагарин».

Проявления «застоя» в общественно-политической жизни

В первые годы своего пребывания во главе партии Л. Брежнев пытался осуществлять коллективное руководство Президиумом ЦК КПСС (с 1966 г. — Политбюро). Однако особенность партийно-государственной системы СССР состояла в невозможности функционировать без яркого лидера — первого лица, которым после 1967 г. и стал Л. Брежнев. Он значительно укрепил свои позиции, поставив во главе КГБ Ю. Андропова, а министром обороны назначив А. Гречко. Это были преданные ему люди.

В начале 1970‑х гг. в политическом курсе партийного руководства окончательно утверждаются консервативные тенденции. Так, в идеологической сфере фактически сворачивается десталинизация: игнорировались факты политических репрессий, оправдывались насильственные методы коллективизации, искажались причины поражений Красной армии на начальном этапе ВОВ. Ключевая роль в этих процессах принадлежала главному партийному идеологу М. Суслову.

После тяжёлой болезни, перенесённой в 1974 г., Л. Брежнев всё меньше внимания уделял управлению страной, ситуация выходила из-под контроля, а негативные личностные качества советского лидера проступили ещё более выпукло. Страсть к лести и наградам (Л. Брежнев имел 220 советских и за рубежных орденов и медалей) увенчалась тем, что он был награждён четырьмя звёздами Героя Советского Союза и орденом «Победа», ему были присвоены звания Героя Социалистического труда и Маршала Советского Союза. Написанная от его имени трилогия мемуаров («Малая земля», «Возрождение», «Целина») стала объектом справедливой критики и насмешек. Авторитет лидера партии и государства существенно упал.

На этом этапе существования советского государства прослеживалось внедрение во все руководящие структуры представителей партии, часто не имевших необходимых профессиональных качеств. Партийные органы представляли властные институты, общественные организации и даже интересы отдельных республик. На практике это приводило к росту бюрократии и превращению партийной номенклатуры в особую касту, стоявшую выше обычных советских граждан, что нарушало саму суть социалистического строя. Эти изменения были отражены на законодательном уровне в Конституции СССР 1977 г., ст. 6 которой закрепляла за КПСС руководящую роль в жизни общества.

Период «застоя» также характеризовался нарастанием тенденций скептического отношения рядовых граждан к официальной идеологии и недоверия партийным лидерам, правовым нигилизмом значительной части населения. В свою очередь власть попыталась ответить усилением репрессивного воздействия на общество. Была не только свёрнута десталинизация, начатая Н. Хрущёвым, но и ужесточилась цензура, прокатилась новая волна арестов представителей творческой интеллигенции по обвинениям в «антисоветской агитации» (А. Синявский, Ю. Даниэль, А. Гинзбург и др.).

Диссидентское движение

Антидемократические действия власти привели к появлению новой формы оппозиционного движения — диссидентства. Диссиденты в СССР — граждане, открыто выражавшие своё несогласие с доминировавшей в обществе коммунистической идеологией и основами советского строя. С середины 1960-х по начало 1980-х гг. диссидентство было доминирующей формой независимой гражданской активности в общественно-политической жизни Советского Союза. Наиболее активными участниками диссидентского движения были представители творческой интеллигенции, духовенства, верующие. Многие из них были подвергнуты репрессиям.

В развитии диссидентского движения в СССР выделяют несколько этапов:

  • 1961–1968 гг. На этом этапе основным методом деятельности диссидентов было составление писем, обращённых к лидерам страны и подписанных известными деятелями науки, культуры. Формой распространения диссидентских идей стал «самиздат» — машинописные журналы, литературно-публицистические сборники. В молодёжной среде возникают первые неформальные объединения в противовес комсомолу. В декабре 1965 г. на Пушкинской площади Москвы состоялась первая правозащитная демонстрация, организаторами которой были А. Сахаров, А. Гинзбург, Л. Богораз.
  • 1968 — середина 1970‑х гг. Этот период характеризовался активными формами протеста. С апреля 1968 г. диссиденты стали издавать «Хронику текущих событий». Лидерами диссидентского движения были академик А. Сахаров, литераторы А. Солженицын и А. Гинзбург, поэтесса и переводчица Н. Горбаневская, публицист Л. Богораз. В августе 1968 г. восемь диссидентов провели на Красной площади акцию в знак протеста против введения советских войск в Чехословакию и силового подавления «пражской весны». Своеобразным манифестом диссидентского движения стала работа А. Сахарова «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе» (1968). А в 1969 г. была создана первая в Советском Союзе открытая общественная ассоциация — Инициативная группа защиты прав человека в СССР.

Многим творческим людям, критически настроенным к советской действительности, пришлось покинуть страну — А. Солженицыну, М. Ростроповичу, И. Бродскому, А. Тарковскому, Ю. Любимову и др. Зарубеж так же выехали многие известные спортсмены, учёные. С начала 1970-х гг. СССР массово покидают граждане еврейской национальности. Диссидентские организации также действовали в ряде республик (Украинской, Грузинской, Армянской, Литовской, Эстонской). Их участники, помимо отстаивания прав человека, требовали соблюдения национальных интересов своих народов.

  • Середина 1970‑х — середина 1980‑х — это время характеризовалось организационным оформлением диссидентского движения. После присоединения в 1975 г. СССР к Заключительному акту Хельсинкского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе диссиденты создали Московскую группу содействия выполнению Хельсинкских соглашений (1976). Её возглавил правозащитник Ю. Орлов. Члены группы подвергались постоянному давлению со стороны КГБ. В 1982 г. она прекратила своё существование.

Диссидентов ссылали (А. Сахаров), отправляли в лагеря (Ю. Синявский, Ю. Даниэль, А. Гинзбург) и психиатрические лечебницы («дело Григоренко», «дело Щаранского»), высылали за рубеж и лишали гражданства. Для борьбы с проявлениями инакомыслия в КГБ было создано специальное 5-е Управление, но идеи диссидентов с каждым годом приобретали всё большую популярность, приближая крах советской системы.

Практика: решай 25 задание и тренировочные варианты ЕГЭ по истории